Рецепт счастья не по «Домострою»

-Первое время мне казалось, что матушка должна быть ненакрашенной, в платок замотанной — будто и не матушка, а бабушка. Стереотипы… При этом тебя еще и оценивают с ног до головы: какая ты — многодетная. Несчастная? Замученная? И я подумала, а зачем быть некрасивой? Нет, я должна быть жизнерадостной женщиной. Зачем скрывать счастье? Красивая мама нужна и детям, и мужу — неважно, офицер он или батюшка, все нуждаются в любви.

Софья успела побывать и офицерской женой, и супругой священника — ее муж, отец Андрей Амелин, начинал как военный моряк. Сейчас он настоятель мурманского храма Спаса-на-водах и отец семерых детей.

— Батюшка говорит: «То, как ты выглядишь, это твоя проповедь», — улыбается рыжеволосая стройная Софья. — И правда, разговоришься, бывает, с женщинами, они, как узнают, что у меня семеро, задумываются, мол, и мы так хотим. А ходила бы зачуханной, небось думали бы, что им «такого счастья» точно не надо. Внешность женщины зависит от взаимоотношений с супругом. Счастливая всегда красива.

Прическу портила Ваенга

— Первое, что я ему сказала, когда мы познакомились: «Замуж за офицера ни за что не выйду!» Потом узнала, что он — офицер. Тогда еще про себя, помню, подумала: «А за такого бы пошла», — Софья смеется, вспоминая, как в снежногорском спортзале заметила молодого военного моряка. Вообще-то знакомство было повторным: Софья и Андрей когда-то учились в одной школе, только старшеклассник ни малейшего внимания на худенькую рыжеволосую девчонку не обращал. Да и той было не до мальчишек: увлекалась исключительно спортом, особая любовь — баскетбол, благо рост завидный. К слову, баскетбольные баталии едва не стоили ей огненных волос, на которые покусилась… будущая певица Елена Ваенга.

— Она, тогда просто Лена Хрулева, училась в нашей школе, была капитаном баскетбольной команды, как и я. И мы у них постоянно выигрывали. Она злилась, в раздевалку отношения выяснять прибегала, кричала: «Вы только из-за этой Соньки выиграли!» Даже в волосы мне вцеплялась, — смеется моя собеседница.

Мы разговариваем в маленькой комнатке на втором этаже большой квартиры: недавно семейству пришлось расширить жилплощадь, взяв ипотеку, иначе семеро малышей сталкивались в комнатах, как бильярдные шары, что уж говорить об утренних очередях в ванную. Теперь, напротив, чтоб собрать всех от мала до велика для семейного фото, пришлось потрудиться.

Кроме детей и родителей в большом доме проживают еще рыбки, кошка и бурундук. Чтобы уследить за большим хозяйством, пришлось даже нанять помощницу, которая, впрочем, так совпала по характеру с обитателями квартиры, что стала почти родным человеком.

Дизайн красивого дома целиком принадлежит матушке Софье. От архитектурного решения с массивной деревянной лестницей до огромного коллажа, на котором детские фото перемежаются цитатами из «любимой книги семьи» — блокнота, в который Софья записывала детские перлы. Цитаты уморительные и трогательные, вроде таких диалогов: « — Повторенье — мать ученья. — Неправда, у меня одна мама — это ты». Или: «Машенька, куда идет медведь на картинке?» — «На поиски любви». И совсем замечательное: «Мама, пойдем со мной на войну, будешь мне говорить, кто хороший, кто плохой, а то вдруг я хороших нечаянно убью!»

Уходит — дети спят, приходит — снова спят

Показывая свой большой уютный дом, Софья вспоминает первое семейное гнездо — крошечную квартирку в гарнизоне, шкаф для которой из досок общими усилиями сколотили ее отец и молодой муж. Крашеный белилами, он служил, пока, откладывая ежемесячно по 100 рублей, не накопили на подержанную стенку. Амелины застали самое тяжелое время для людей в погонах, когда зарплату не платили по полгода, и 27-летний командир дивизиона связи на авианосце «Адмирал Горшков» (том самом, что недавно продали индийцам) едва сводил концы с концами. Софья стала женой офицера в 17 лет. А в 19 уже родила первенца. О том, чтоб поехать поступать в институт, речи не шло — порой не было денег даже доехать из Снежногорска в Мурманск.

— Тогда многие семьи офицеров распались, но кто смог вместе пережить эти тяжелые времена — те уже не расстанутся, — говорит Софья. Они вместе почти два десятка лет. Говорит, решение мужа круто изменить судьбу и стать церковнослужителем поддержала сразу. Впрочем, оно не было неожиданным: еще служа на «Горшкове», будущий батюшка поступил в Свято-Тихоновский богословский институт, на корабле его полушутя называли капелланом. Когда авианосец уводили в Северодвинск на завод, Амелин зашел в мурманскую церковь на Зеленой попрощаться. Неожиданно в этот момент к нему вышел владыка, епископ Симон, и предложил священство.

Спрашиваю, не страшно ли было так круто менять «маршрут».

— Нет, я батюшку сразу поддержала, — отвечает собеседница. — Сказала: «Раз тебя благословили, это твой путь». Кстати, в судьбе жены офицера и матушки много общего. Когда он служил на флоте, я его редко дома видела. И первое время в новом качестве — тоже. Уходит — дети спят, приходит — уже снова спят. Когда родился второй сын, думала: у людей по пятеро детей — и справляются. Значит, с двумя я без труда управлюсь. Оказалось, не все так просто, уставала страшно. Тогда и поняла, как сильно наполнено смыслом выражение «с Божьей помощью». Без этой Божьей помощи я бы точно не справилась. С первыми детьми, конечно, наделала много чисто педагогических ошибок. И ревновал старший к младшему поначалу сильно, и внимания им не хватало моего. Но с каждым новым ребенком мне, как ни странно, становилось все легче. А с появлением последних я и вовсе начала ощущать полноту жизни. Когда понимаешь, что все именно так и задумано, и должно быть.

Я привыкла — я рыжая!

Из соседней комнаты слышатся гитары — это старшие мальчишки дуэтом наигрывают классику рока. Маленький Денис возится рядом с мамой, девчонки играют внизу.

— В многодетных семьях нет гиперопеки, хоть учителям это, наверное, и не очень нравится, — улыбается Софья. — Но если все за детей делать самим да еще и контролировать каждый их шаг, воспитаешь инфантильных людей. Многодетная мама при всем желании этого не сможет — и хорошо. Учиться принимать решения нужно с детства. Так что мои ребята просто вынуждены быть самостоятельными.

Без труда справились и с детской ревностью к младшим. Потому что появления каждого нового маленького члена семьи ждут с нетерпением не только папа с мамой, но и старшие братья-сестры. Есть, правда, и особые педагогические секреты:

— Первые два-три месяца после появления младшего ребенка старшему нужно уделять вдвое больше внимания, чем до того, — убеждена матушка. — Иначе детские обиды остаются на всю жизнь.

Второй секрет — никаких телесных наказаний, никакого «Домостроя»:

— Наши дети не дерутся, потому что мы их не лупим. Любовь воспитывается любовью. Терпение — терпением. На вопросы приятельниц, отчего это у нас дети спокойные, а у них бешеные, отвечаю однозначно: «Потому что шлепать их не надо». Дети все перенимают у нас. Именно поэтому не надо их от всего ограждать и трястись за них. Им нужно доверять, уважать и считаться. И, если неправ сам, перед ними извиниться. А свою неправоту они сами поймут. Главное — не давить.

Софья с улыбкой признается: первое время самое трудное было привыкнуть называть мужа батюшкой. Напрягало и излишнее внимание окружающих. Мол, жена священника, да еще и многодетная — экое диво. Впрочем, говорит, не обращать внимание на излишнее и не всегда доброжелательное любопытство привыкла с детства — она ведь рыжая! Сейчас уже научилась дипломатично уходить от лишнего внимания. А в первые годы, когда семья жила прямо на Зеленой, при храме, было тяжеловато:

— Только спать ребенка уложу, думаю, сейчас постираю, посуду помою — в двери тянутся люди. И все с благими намерениями. Но порой так не вовремя!

А вот к тому, что муж принадлежит теперь не только семье, но и целому приходу, всякого должен утешить и выслушать, матушка привыкла быстро, его отлучки переносит легко. Даже беременная пятым ребенком безропотно отпустила его в дальний поход вместе с моряками-североморцами на «Адмирале Чабаненко».

— Мне тогда многие сочувствовали, не понимаю почему. Муж все организовал, помощницу мне нанял, а уж скорую вызвать и родить я сама в состоянии, — искренне недоумевает она. — Проще надо ко всему относиться. Все равно женщина — генератор семьи!

Все можно, не все полезно

Матушке закрыта дорога к карьерным вершинам, она не вправе работать, как и «планировать беременность» — семьи священников всегда многодетны. Но Софью карьерные высоты не прельщали, а с детьми обращаться она научилась еще в юности, когда жила в семье многодетного брата-офицера, вечно мотавшегося по горячим точкам. И все же любопытно, в каких чисто дамских радостях приходится себе отказывать, если муж выбрал стезю священства?

— Во внешности все должно быть сдержанно, — поясняет супруга отца Андрея. — Но строгих запретов на что-либо нет. Это, как апостол Павел говорит: «Нам все можно, но не все полезно». Выглядеть хорошо можно, главное, с какой целью ты к этому стремишься.

Со спортом пришлось завязать — времени не хватает. Но Софья приучила себя постоянно быть в движении — готовя еду или делая уборку, выполнять простейшие упражнения. Просто для тонуса.

На кухне она со смехом показывает огромного размера кастрюли и формы для запекания. Даже заварочный чайник у них литровый.

— Никогда не думала, что буду оперировать такими кастрюлями! Чтобы всех накормить, приходится изворачиваться, у нас ничего не пропадает, производство почти безотходное. А готовлю я своим в основном по Юлии Высоцкой — у меня много ее книг. Изощряюсь, — делится матушка.

Целое дело — не только накормить, но и, например, выехать в отпуск. Приходится заказывать сразу два купе, а батюшка нагоняет семейство на машине. На отдыхе они себя в передвижениях не ограничивают и запросто целым отрядом активно ездят на экскурсии по крымским монастырям.

Любимый праздник — Рождество, но и Новый год здесь отмечают, как в любой семье, где есть малыши. И в Деда Мороза дети верят, и подарки ищут, правда, не всегда под елкой. В этом году матушка придумала настоящий квест для своей ватаги: по дому разложила записки, указывающие путь к желанным пакетам. И после того как они после долгих поисков были обнаружены, малышня побежала к открытому окну благодарить Деда Мороза!

Дни рождения почти у всех детей совпадают с днем ангела, так что отмечают оба праздника вместе, причем по домашней традиции над кроватками именинников мама под утро закрепляет огромные поздравления из картонных букв.

Спрашиваю, решится ли многодетная мама еще увеличить свое шумное семейство. Восьмой ребенок, девятый — и так далее?

— На все воля Божья, — отвечает хозяйка дома. — Когда рожала шестого, Дениса, думала — все, хватит. Но через два года появилась наша Ксюша. Так что все возможно…

Матушка уверена: между мамой и плодом существует некий клеточный обмен — потому чем больше детей, тем здоровее и красивее женщина.

— Знаете, женщину часто сравнивают с цветком, — размышляет она. — Когда мне дарят много роз, они быстро увядают, словно выживают друг друга. Красота сгорает в злобе и зависти. А если роза одна, может простоять две-три недели. Потому что все восхищаются ей одной. Так и у женщины. Когда супруг любуется тобой одной, ты готова на любой подвиг. Ты спокойна и счастлива. Вдобавок женщина не просто цветок, а цветущее плодоносящее дерево. И чем больше плодов, тем больше счастья. Плоды — это ведь не обязательно дети, это могут быть плоды милосердия, любви… Чем их больше, тем женщина прекрасней.

Татьяна БРИЦКАЯ.
Опубликовано: «Мурманский вестник» от 07.03.2013

 

 

 
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники